April 26th, 2012

setite-heart

Человек жестокий = человек эмоциональный?

Я бы сформулировал понятие о человеке как "существо эмоций". От зверей нас отличает возможность не просто реагировать на внешние раздражители внутрениими переживаниями, но и активно переживать эти реакции, вызывать их специально, и наслаждаться ими - причем даже теми, которыми ни один нормальный зверь не стал бы развлекаться. Вся человеческая цивилизация построена не только с целью обеспечить постоянный источник питания и защиту здоровья от окружающей среды, но и с целью генерировать эмоции в нужных объемах и ассортименте, в требуемом качестве. Чем взрослее человек, и чем сложнее его занятия, тем сложнее и требуемые им эмоции. 

И, как только получить во всем многообразии и/или глубине эмоции не получается, возникает потребность в ряде мер для их обпеспечения, в первую очередь, силовых - потому что, когда недоволен, договариваться получается значительно хуже. Один хочет, чтобы было вот так, а другой наоборот, а третий вообще считает первых двух скопом идиотами. И мало человеку, чтобы ему дали нужные эмоции, он еще и не хочет, чтобы где-то рядом или даже далеко в мире существовало то, что ему неприятно - и принимает меры против этого. Или, как минимум, предается ненависти вместо того, чтобы радоваться жизни. А если еще и радоваться нечему, то остается только беситься, что где-то бытует преспокойно или живет счастливо то, что тебе не любо. 

Все конфликты: расовые, религиозные, национальные, гендерные можно банально свести к неприязни к чужим эмоциональным реакциям, и нехватке реализации собственных в зависимости от них, или даже без нее (но зависимость всегда дорисуют, так как проще всего обвинить не себя в лености и слабости, а кого-то в том, что он другой, значит, разрушает мое - потому что, если я его ненавижу, значит, и он ненавидит меня). То есть, как бы система одна, отличаются и превозносятся только частности, вернее, композиции из частностей (цвет глаз, кожи, элементов флага, геометрия храмовой символики, расположение выступающих частей тела). Все это якобы влияет на то, как работает мозг у носителя пристрастий ко всем этим частностям. Ну да, конечно влияет, он же этим мозгом активно выдумывает, что все это - важный повод и причина для раздоров. А просто некогда полюбить чужое, хотя бы что-то одно, когда вокруг подбираются те, кто и так ненавидит твое, а потом еще и будет ненавидеть тебя и за то чужое, которое ты полюбил. 

Особенно, когда ты зажат в обществе со всех сторон обязательствами, и тебя самого без всякого насилия лишают права на реализацию каких-то сложных, исконных эмоций, заменяя их поддельными, чужими, транслируемыми по ТВ, сети, даже записанными в книгах.

Думаю, поэтому так нравятся людям истории о тех, кто наделен правом силы менять мир по своему: царях, ученых, полководцах - но чаще всего, о простых, как они, людях, банально способных уничтожить раздражитель: военных, правоохранителях... бандитах, вампирах. Особенно последние две категории стали популярны в последнее время: существа, свободно получающие эмоции, не обязанные служить кому-либо, капризные - и жестокие. А в итоге, защищающие свое право на получение удовольствия от жестокости. Потому, что в том мире, в котором они живут, оставаясь превыше людей без права силы, все они точно так же конкурируют и мешают получать сложные эмоции. Понятна и сладка только жестокость, и она же - и полезна. Вещь, которая сама себя продлевает.

Грех Каина - не убийство, а разрешение себе разрушить чужое по праву недовольства, вопреки любому закону.